Главная » Файлы » Файлы "ВЦХТ"

"И СНОВА БОЙ, ТАКОЙ, ЧТО ПУЛЯМ ТЕСНО". Часть 1. ЕСТЬ КОРПУС, РАВНЫЙ АРМИИ
[ · Скачать удаленно (Презентация) ] 09.07.2018, 15:20

Фото издания с дарственной надписью от автора книги Валентина Дмитриевича Сорвина специалисту ФБУК "ВЦХТ" Лебедю Н.Н.


Авторы книги на месте боёв у центрального памятника на высоте Железная Гора: Т.Н.Хвастунова, В.Д.Сорвин, К.В.Сорвин, сын ветерана, к.ф.н., доцент, и В.П.Калинин


ЕСТЬ КОРПУС, РАВНЫЙ АРМИИ
Разгромом германских войск в битве под Курском и выходом Красной Армии на Днепр завершился коренной перелом не только в Великой Отечественной Войне, но и в ходе всей второй мировой войны. Советское Верховное Главнокомандование на 1944 год наметило нанести врагу десять могучих ударов, каждый из которых должен был решить важную стратегическую задачу. Получил задание и Карельский фронт.

В преддверии «круглого» юбилея Великой Победы в газете «Комсомольская Правда» среди материалов соответствующей тематики было напечатано:
«Ходит легенда, что перед прорывом вражеской обороны на Свири командующий фронтом Мерецков просил у Ставки резервную армию. Ему ответили, что армии нет, но есть корпус, равный армии. И это был корпус десантников». Да, легенда… Но в основе легенд лежат факты, и от них остались следы: где-то в виде шрамов на телах бойцов, на сооружениях, деревьях и зданиях, где-то в виде селений и городов, которые своим беспримерным натиском гвардейцы не дали уничтожить, где-то в виде вражеских окопов, железобетонных дотов, гранитных «зубов» надолб, торчащих из земли. А еще в основе легенд — подлинные жизни гвардейцев. Каждый из них - этих парней из легенд — был личностью, более яркой или менее, более успевшей себя проявить в тех условиях или менее, но личностью, какие-то грани которой привлекали.

Образно и глубоко сказал поэт:
Те, кого помним, — всегда молодые. Те, кого помним, — живые…

Иногда некоторые авторы, когда пишут о нас на Карельском фронте, хотят привести слова из воспоминаний К.А.Мерецкова о том, что И.В. Сталин по окончании обсуждения вопроса о наступлении Карельского фронта в июне 1944 года сказал ему: «Я вам выделю тот стрелковый корпус, который вы просили» (Мерецков К.А. На службе народу. М. 1983. Стр. 355), подчеркивая, что принадлежат-то они автору особо солидному – самому командующему фронтом. Маршалу Советского Союза. Но думается, что к нашему случаю эта цитата не подходит. Из нее читатель может сделать вывод, что и просил-то Мерецков всего лишь корпус и дали-то ему лишь корпус. А на деле, обсуждение плана предстоящей операции в Карелии проходило в Кремле бурно и длилось целых два дня. Как пишет генерал С.М.Штеменко, при докладе генерал Мерецков старательно подчеркивал и силу противника и мощь его укреплений, которые тот создавал два с половиной года, желая на этом основании получить от Ставки побольше дополнительных сил (Генеральный штаб в годы войны. М., 1989 стр. 201.).

Говоря о нас, более уместно вспомнить, что Верховный еще в 1941 году говорил, о том, что надо бы при Ставке, в распоряжении Ставки создать мощное соединение масштаба армии, но назвать его корпусом. «И именно гвардейским» - добавлял Верховный! (В.Д.Успенский, т. 2. СПб., 2000. Стр. 483).

И тут-то как раз в конце 1943 г. три гвардейские воздушно-десантные бригады объединяют в одну воздушно-десантную дивизию. А через месяц, уже в январе 44-го года, по другому приказу Ставки, эту и две аналогичные дивизии переформировывают в стрелковые (сами бригады - в полки) и сводят их в 37-й гвардейский стрелковый корпус, который и формируют-то по новым штатам - «более щедрым» штатам 44-го года. А это значит, что и в дивизиях артиллерии поприбавили, тем более в корпусе, а в его состав еще и танки собственные включили. Что все и давало основание Верховному после слов «Я вам дам корпус, который вы просили» добавить свой комментарий, что этот корпус по своей силе сравним с армией.
И на других страницах своей книги, Маршал К.А.Мерецков называет нас - «десантный корпус генерала Миронова» (5-е издание.)

37-й гвардейский воздушно-десантный корпус (это о нем говорилось в «Комсомолке») в ходе боев на Карельском фронте внес большой вклад в дело освобождения восточных районов Ленинградской области и южной части Карелии в июне–августе 1944 года вплоть до выхода Финляндии из войны. На решающих направлениях при этом действовала входившая в него 98-я гвардейская воздушно-десантная, позже завоевавшая право называться Свирская Краснознаменная, ордена Кутузова II степени (т. е. награжденная орденами боевого Красного Знамени и орденом Кутузова) дивизия, в составе которой воевал автор этих строк, гвардии сержант Валентин Сорвин.

Для прорыва обороны финнов на реке Свирь в июне 1944 года и разрушения построенных ими укреплений командование Карельским фронтом разработало мощную артподготовку. Но опасаясь, что и после нее остается вероятность, что у врага уцелеют какие-то огневые точки, которые могут обстреливать наш беззащитный на воде десант, командование нашего 37-го гвардейского корпуса придумало военную хитрость, с помощью которой хотело выявить эти точки, чтобы их могли уничтожить специально выдвинутые на берег пушки и самоходки. А хитрость заключалась в том, чтобы в конце артподготовки раньше основного направить к вражескому берегу ложный десант, демонстративный,- полтора десятка лодок и плотов с чучелами в форме красноармейцев и макетами пулеметов, каждый из которых будут толкать люди-пловцы.

Но кого послать? Ведь задача-то — вызвать огонь на себя. Кого подвергнуть такому смертельному риску? Кому доверить? И решили: только добровольцам. В нашей дивизии командир 296 гвардейского полка гвардии подполковник А.В. Макаров перед строем одной из рот рассказал о предстоящей задаче, подчеркнул об опасности для тех, кто будет толкать лодки и плоты к вражескому берегу навстречу очень вероятному огню. И завершил свою речь вопросом-командой: «Кто готов выполнить такое задание командования — шаг вперед». И весь строй шагнул вперед. Так же произошло и в девяносто девятой дивизии. Из трех сотен добровольцев отобрали шестнадцать самых физически крепких. Из нашей дивизии было разрешено отобрать четверых. Дополнительная тонкость главной хитрости состояла в том, что ребята-добровольцы не будут стаскивать свои плоты в реку на глазах противника — они ведь этим предупредили бы его о том, что мы собираемся форсировать Свирь.

Тонкость именно в том, что саперы — по изначальной задумке аккуратнейше разместили все «плавсредства» с добротно изготовленными и обмундированными соломенными манекенами и макетами пулеметов в одном из притоков реки Свирь под сенью прибрежных деревьев. Накануне наступления в оперативной сводке командиру корпуса штаб 98-й докладывал, что для ложного десанта саперы подготовили 800 чучел-манекенов.

За полчаса до окончания артподготовки караван ложного десанта начал выплывать из притока реки Свирь, который и впадает в нее как раз чуть выше места, намеченного для старта основного десанта. И это произвело нужное впечатление: весьма сильное течение притока помогало нашим храбрецам с достаточно приличной скоростью продвигать лодки и плоты к противоположному берегу. И враг поверил, что началось форсирование и все уцелевшие после артподготовки пулеметы открыли огонь. Пули решетили гимнастерки чучел-манекенов, какую-то лодку разбило. Так что задачу свою демонстрационный ложный десант выполнил, еще и не доплыв до середины реки.

По обнаружившим себя огневым точкам врага тут же били наши артиллеристы прямой наводкой, и все их подавили. А наши храбрецы в полном составе добрались до вражеского берега, сгруппировались и, действуя по-десантному, ворвались в первую траншею, гранатами и автоматным огнем уничтожив несколько офицеров и групп солдат, захватили траншею и удерживали ее до подхода основных сил десанта. Интересно, что в четверке бойцов из нашей дивизии были дети разных народов: лезгин, чуваш. и два русских. За этот беспримерный подвиг всем шестнадцати храбрецам было присвоено звание Герой Советского Союза. В конце августа в Кремле Председатель Президиума Верховного Совета СССР М.И. Калинин всей этой группе воинов корпуса, в том числе и нашим ребятам — гвардии красноармейцу А.М. Алиеву, гвардии старшему сержанту В.П. Елютину, гвардии старшине И.Д. Морозову и гвардии сержанту Н.М. Чукрееву, вручил ордена Ленина, Грамоты Президиума Верховного Совета и медали Золотая Звезда.

Отвага, самоотверженность — готовность пожертвовать собой ради спасения жизней других, помноженная на любовь к Родине, представляется и порождает тот героизм, который выразился в подвиге этих парней. Они ринулись навстречу смертоносному огню, .чтобы уберечь от его губительного воздействия и спасти сотни однополчан. Тот самый святой подвиг — спасти други своя. Их имена обрели бессмертие — они вписаны в историю навечно. Их подвиг «открыл ворота» на тот берег всему корпусу, который шагнул, почти не понеся потерь. На Карельском фронте враг опирался на мощные и разнообразные укрепления и фортификационные сооружения и системы, хитроумно вписанные в рельеф местности, болота и другие естественные препятствия.

Эти сооружения и системы он возводил в течение почти трех лет, используя не только своих, но и зарубежных специалистов. И таких укреплений у врага не было, думается, ни на одном другом участке советско-германского фронта, может быть в течение всей войны (кроме таких крепостей как Кенигберг и Бреслау, да на подступах к гитлеровской столице, но там для преодоления их, у наших была возможность применять мощную технику, могущество «бога войны» — артиллерии, авиации, танков). Уж, наверное здешние укрепления врага были и впрямь чем-то из ряда вон выходящими, если такой крупный военный специалист, как командующий фронтом, бывший до войны начальником Генерального штаба Красной Армии, будущий маршал Советского Союза К. А. Мерецков счел необходимым после окончания разгрома войск Финляндии сделать и представить самому Верховному Главнокомандующему два альбома с фотографиями оборонительных сооружений противника (уже поверженного).

Фотографии были красноречивыми и помогали зримо представить, какую трудную задачу выполнил Карельский фронт. Они произвели впечатление даже на таких руководителей Генштаба времен Отечественной, как генералы Антонов и Штеменко. Здесь к тому же нам противостояли наиболее боеспособные части из числа войск всего гитлеровского блока. И были они весьма «свежими»: более двух лет они не вели активных боевых действий. Победы над ними требовали стратегического и тактического мастерства нашего командования и давались в результате усилий не только подразделений, взводов, рот, батальонов, частей и соединений, но и напряжения усилий буквально каждого бойца, его личной храбрости, отваги, самоотверженности, умения применять все свои военные знания, приобретенные в период подготовки и учебы боевые навыки, подкрепленные осознанием, чувством великой цели — освобождения своей земли от захватчиков, необходимостью уничтожения врага. И фронтовая жизнь здесь ежедневно давала примеры и личного, и массового героизма наших десантников.

В Олонецком национальном музее есть карта-схема вражеских укреплений, возведенных к лету 1944 года между Ладожским и Онежским озерами, в том числе в полосе наступления нашей дивизии. Видимо, система противотанковых рвов, тщательно продуманных и старательно оборудованных траншей, окопов, огневых позиций с ответвлениями для пулеметных гнезд с многорядными заграждениями из колючей проволоки, дзотами и даже железобетонными дотами и составлял Олонецкий укрепрайон. Преодолеть все эти укрепления и должны были воины-десантники…

Продолжение следует - "И СНОВА БОЙ, ТАКОЙ, ЧТО ПУЛЯМ ТЕСНО". Часть 2. ЧЕРЕЗ ЛИНИЮ САМБАТУКСЫ

Категория: Файлы "ВЦХТ" | - | Теги: книга В.Д.Сорвина, патриотическое образование
Просмотров: 81 | Загрузок: 16 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar