Главная » Файлы » Файлы "ВЦХТ"

"И СНОВА БОЙ, ТАКОЙ, ЧТО ПУЛЯМ ТЕСНО". Часть 2. ЧЕРЕЗ ЛИНИЮ САМБАТУКСЫ
[ · Скачать удаленно (О проекте) ] 09.07.2018, 17:51

Продолжение публикаций книги "И снова в бой, такой, что пулям тесно" (авторы: Валентин СОРВИН, Василий КАЛИНИН, Татьяна ХВАСТУНОВА) - проект ФГБУК "ВЦХТ" совместно с Новостным агентством «НАШпресс».  Начало на странице "И СНОВА БОЙ, ТАКОЙ, ЧТО ПУЛЯМ ТЕСНО". Часть 1. ЕСТЬ КОРПУС, РАВНЫЙ АРМИИ

ЧЕРЕЗ ЛИНИЮ САМБАТУКСЫ

Финские оккупанты на захваченных ими в 1941 году территориях Карелии за два с половиной года построили много разнообразных укреплений. Наиболее серьезные из них они называли «линиями сдерживания». Как правило, все такие объекты бывали тщательно замаскированы. Но часть одной такой комплексной – так называемой «линии Самбатуксы», которая проходила от деревни Мегрозеро и одноименного водоема по относительно равнинной и безлесной местности на юго-запад, огибая невысокую возвышенность (за которой и находилась деревня Самбатукса) и пересекая шоссе Лодейное Поле – Олонец и далее через болота к деревне Обжа и берегу Ладоги, ещё в 1944 году удалось заснять с воздуха.

И на этих снимках виден (1) глубочайший противотанковый ров, стенки которого, как на учебном полигоне, обшиты досками. В его изгибах местами включены (2) бетонные пулеметные огневые точки с вращающимися бронеколпаками. На всем протяжении “линии” проходила (3) сплошная колючая проволока на высоких кольях в три ряда. И выстроились (4) противотанковые надолбы – где-то бетонные, и местами и гранитные. Хотя таких деталей не видно сверху, но можно быть уверенными, что вся эта территория напичкана немереным количеством (5) противопехотных и противотанковых мин и фугасов. Мало того – все пространство это простреливалось стрелковым и артиллерийским огнем с хорошо оборудованных позиций опорного узла сопротивления на высоком холме перед деревней Самбатукса. И враг угадал – эта «линия» оказалась как раз поперек направления («полосы») наступления нашего корпуса. Преодолеть все эти укрепления и должны были воины-десантники.

Задача прорвать левый фланг средней части этой «линии» и выпала на долю 299-го гвардейского в то время стрелкового полка. На острие направления главного удара на Олонец в нашей дивизии был поставлен наш 299-й полк. Сменив 1-й батальон, шедший до этого впереди, 3-й вышел в первый эшелон 299-го гвардейского полка и занял позиции в каких-то кустах. Комбат, гвардии капитан Чустрак, разъяснил задачу командирам рот. Стрелковым ротам было приказано броском преодолеть свободное пространство от кустов с нашей стороны до опушки леса, где, очевидно, были основные позиции врага да треклятые «кукушки», и прорвать эти позиции.

Когда солдаты выбежали из кустов, они увидели в трехстах метрах опушку соснового леса, где по данным разведки затаился враг, а влево и вправо — ровное зеленое поле (если можно так сказать) с низкой, как будто подстриженной травой (а везде-то ведь травища чуть
не в рост человека!). Потом каждый отметил, что опушка как будто приподнята на 2–3 метра и метров за пятьдесят до нее проходит линия колючей проволоки. На левом фланге наступающих перпендикулярно «линии фронта», то есть «от нас к ним» не особенно широкое шоссе.

На уровне линии проволочных заграждений шоссе перегораживали 3–4 так называемых ежа - рогатки, оплетенных колючей проволокой и, видимо, обильно снабженных минами. Еще левее за этим шоссе зеленое «поле» вскоре заканчивалось, упираясь в невысокие деревья и кустарники, вид которых говорил, что там болото. Когда наши атакующие выбежали из кустов, самые худшие ожидания подтвердились: откуда-то с опушки залаяли станковые, застрочили ручные пулеметы и застрекотали автоматы.

Линию колючей проволоки каждый держал в поле зрения, потому что в голове, конечно, мелькнуло: «Подумаешь, в один кол (так называли ряд), рубанем саперной лопаткой около столба — да и прорвемся», хотя не оставляла тревожная мысль: «А чего это, проволочка-то всего в один кол, ведь раньше встречались не иначе как в три и даже в четыре кола?». По теории, по правилам, когда до вражеских позиций остается расстояние порядка трехсот метров, его необходимо преодолеть броском, т. е. максимально быстро, как бы на одном дыхании.

Такова была команда, с таким настроем и бежали Но, когда до злополучной опушки оставалось пол-пути, перед атакующими вырос буквально из-под земли жуткий ответ на тревожную мысль: они разглядели, что один-единственный ряд колючки установлен на краю какой-то канавы метров в тридцать шириной и не менее метра глубиной и на ее склоне следом за уже замеченным, расположены еще не менее двух рядов проволоки, перевитой колючей «спиралью Бруно». А из дна этой канавы торчат два или три ряда гранитных надолб — непреодолимых для танков препятствий. Для пехоты-то надолбы, напротив — укрытия из-за которых можно вести огонь по огневым точкам противника или вполне реально добросить до вражеских траншей гранаты.

Но до надолб надо еще добраться. Открывающиеся атакующим три ряда колючей проволоки для пешего солдата препятствие, абсолютно непреодолимое препятствие (надо же проклятые, так хитро, так коварно их запрятали!). Оценив ситуацию, каждый наступающий испытал ужас, и этот ужас бросил солдат на землю. Цепи атакующих залегли. Залегли на открывшееся место, на небольшом теперь расстоянии от опушки леса, где уже с началом атаки выявились пулеметные гнезда, тщательно подготовленные траншеи, по которым вражеские солдаты могли быстро и беспрепятственно менять огневые позиции, а главное — по обе стороны от шоссе за первыми деревьями были хорошо замаскированы два железо-бетонных дота с вращающимися бронеколпаками.

И теперь эта двухметровая приподнятость опушки, а значит и финских позиций, приобретала особое значение: каждый лежащий в цепи становился доступной мишенью. Счет пошел на мгновенья, в каждое из которых гибли наши солдаты. Но не раз, когда наши воины попадали в катастрофическую ситуацию,- спасала русская смекалка. «Гвардейцы! — раздался голос комсорга девятой роты, молодого коммуниста Афанасия Колосова: "Перед кем лежим? Десантники мы или …сыры голландские? Приготовить плащ-палатки! Делаем мостики через колючку! За мной! Вперед! Ура!»

Все поняли гениальную простоту выхода из ситуации, только что казавшейся тупиковой. Это решение обещало жизнь, обещало победу. С особой силой надежды и ярости прозвучало: «Ура-а!». В считанные секунды старший сержант Колосов подбежал к проволочному заграждению и набросил плащ-палатку, перекрыв все три ряда колючки. Сразу сюда же легли еще несколько плащ-палаток и Афанасий быстро перебежал по этому мостику. Едва спрыгнув с него, Колосов напоролся на противопехотную мину. Взрывом ему оторвало ступни. Но за ним, обгоняя его, уже мчались гвардейцы. Сделав несколько таких мостиков лавина наших бойцов одолела это препятствие и через 30–50 метров ворвалась в траншеи, по пути успев бросить в них гранаты.

Колосова быстро затащили за гранитный надолб и сделали перевязку. А в траншеях уже кипел бой. Жестокий ближний бой, переходящий в рукопашные схватки. К вражеским дотам стало возможным подобраться уже по вражеским траншеям. Подвиг старшего сержанта Колосова помог преодолеть брешь в одном из самых тяжелых препятствий в полосе наступления дивизии - линии Самбатуксы и открыл дорогу на Олонец на довольно близких к нему подступах. Старшего сержанта Колосова наградили орденом Красного Знамени.

В книгах наступление Карельского фронта в июне 1944 года называют Петрозаводско-Свирской операцией. А думается для нас правильнее ее назвать Свирско-Олонецкой, потому что форсирование было важным, но лишь первым этапом наступления, а главной целью нашего корпуса было освобождение Олонецкого края и, конечно же, самого города Олонца. Еще третий батальон кого-то добивал в траншеях, на опушке леса, а в образовавшуюся брешь рванул первый батальон гвардии капитана Ермилова, по пятам преследуя тех, кто отстреливаясь, отступал вдоль шоссе. Пройдены считанные километры и первая рота (а с ней и минометная) выскочила из леса к реке Мегрега.

Шоссе выходит из леса практически перпендикулярно реке и тут же сворачивает влево вдоль нее. В это время финны взорвали мост, да еще очень хитро так, что он завалился налево на бок: от нашего берега к противоположному с сильным наклоном протянулось «ребро» правого края моста. Пробегая по этому бревну, ты оказывался под обстрелом тех, кто находился на том берегу. Но ведь это было реально уцелевшим путем переправы, и гвардии капитан Алуферов часть своей первой роты сразу направил захватить и удержать эту переправу, а преодолев ее, захватить плацдарм в домах деревни Мегрега на том берегу реки.

А в это время на помощь тем, кто отступил в эти дома, пришло подкрепление — мы увидели, как на том берегу справа от леса наискосок по полю и как бы прямиком на деревню и на нас движутся цепи вражеских солдат. Вот почему часть своей роты капитан Алуферов оставил здесь, где мы, минометчики, только вышли из леса.
Завидев эти вражеские цепи, командир минометчиков гвардии старший лейтенант Анатолий Ваганов мгновенно «развернул» минометную роту здесь же, на берегу, на практически открытом месте. И встречный бой у Мегреги, и слаженный беглый огонь минометов по видимой цели на открытой местности по атакующим нас вражеским цепям и форсирование реки Мегреги по «ребрышку» взорванного моста, и стратегический шаг комбата, пославшего минометную и половину первой роты в обход справа отходящего врага — и вот мы с боем врываемся в затихший город Олонец.

Настоящий поэт не тот, кто красиво рифмует слова, а тот, кто умеет в такой рифме отметить явление, изложив идею, высказать глубокую мысль. Какой молодец Высоцкий, что сумел вжиться в таких, как мы и сформулировать за нас: «Наконец-то нам дали приказ наступать, возвращать наши пяди и крохи».

Продолжение следует - "И СНОВА БОЙ, ТАКОЙ, ЧТО ПУЛЯМ ТЕСНО". Часть 3. ДОЛГОЖДАННОЕ ОСВОБОЖДЕНИЕ

Категория: Файлы "ВЦХТ" | - | Теги: нашпресс, патриотическое образование
Просмотров: 53 | Загрузок: 12 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar